Ведомости: Более ста работ итальянских неореалистов покажут в Москве

После Второй мировой войны, еще находясь на волне Сопротивления, итальянский драматург и кинокритик Чезаре Дзаваттини в пику гламурному Голливуду призывал не отвлекаться на мелодрамы с хеппи-эндами, а приложить творческие силы к отображению в искусстве реальных жизненных драм простых итальянцев. Идею подхватили кинорежиссеры, фотографы и поэты.

Итальянский неореализм в Москве показывают не впервые: меньше года назад, в марте-апреле прошлого года, в рамках фестиваля «Мода и стиль в фотографии» в Москву привозили снимки из частной коллекции известного в Италии историка искусства Паоло Морелло. Нынешний проект «Фотография и неореализм в Италии, 1945-1965», больше похожий на академическую ретроспективу, подготовлен итальянским Центром исследования и архивирования фотографии и путешествует по миру с августа 2010 года. После Нью-Йорка, Рима и других городов Италии, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода выставка наконец добралась до Москвы. В Центре фотографии им. братьев Люмьер покажут более ста фотографий основных представителей направления.

Фото- и кинонеореализм тесно переплетены. Кадры из фильмов Лукино Висконти, Микеланджело Антониони, Роберто Росселлини или Витторио Де Сика встают в один ряд с фотографиями их современников. «Лицом» направления в равной степени можно считать Джульетту Мазину в «Дороге», Анну Маньяни в фильме «Рим, открытый город» и фотопортрет неизвестного апулийского рыбака, сделанный Алессандро Новаро, или чумазую девчонку около уличной афиши Джулиано Боргезана. И режиссеры, и фотографы снимали на улицах и в домах рабочих при естественном освещении и привлекали непрофессиональных актеров, избегая всего искусственного и надуманного. В кино манифестом неореализма стал фильм Роберто Росселлини «Рим, открытый город» (1945), основанный на реальных событиях военного времени (этот и другие фильмы Росселлини будут показаны в рамках выставки). О постройке декораций не могло быть и речи — павильоны киностудии «Чинечитта» были разрушены, а пленку режиссер покупал у фотографов и склеивал в рулоны. Результатом стала та степень документальности и жизненной правды, к которой призывал Дзаваттини. Фильм имел огромный успех на фестивале в Каннах в 1946 году, и именно тогда возникло определение «школа неореализма». В том же году итальянский альманах Politecnico опубликовал первые фотоочерки Луиджи Кроченци «Вечная Италия» и «Взгляд на Милан», а еще год спустя появилась серия «Окраины Рима». В кадре те же выщербленные стены домов и бедные кварталы — родство с фильмом Росселлини очевидно. Луиджи Кроченци задал тон многим фотографам неореализма, не просто делая серии снимков, но создавая фоторассказы, которые сам называл «неподвижным фильмом на печатной странице». И он же пытался связать фотографию с современной литературой. В 1951 году был издан его фоторассказ «В переулках моего района», созданный вместе с поэтом Нанни Сельва, а в начале 1960-х Кроченци участвовал в разработке фотосценариев для национального телевидения Rai, иллюстрируя стихи фотоснимками.

Очередной виток развития неореализма связан с Фриульской группой новой фотографии, образованной в 1955 году. В нее вошли самые крупные мастера послевоенного времени: братья Боргезана, Тони Дел Тина, Фульвио Ройтера и другие. В том же году один из членов группы, Итало Дзанниер, составил Манифест неореалистической фотографии. И хотя главный принцип достоверного отражения окружающей действительности остался прежним, эстетика фотографий изменилась, как и мир, оправившийся от войны. Примером могут служить целующаяся пара в галереях на Сан-Марко в Венеции на фото Джанни Беренго Гардина или рабочий с манекеном в руках у кромки моря у Винченцо Балокки.

Еще одной значимой фигурой направления был фотограф Марио Джакомелли (его персональную выставку показывали в «Манеже» года четыре назад). Его взгляд на реальность более поэтичен, снимки резко контрастны и освобождены от второстепенных деталей, его реальность кажется почти фантастической и похожей на сон, сближая его работы с ранними фильмами Федерико Феллини.

by Ирина Осипова