РБК Daily: Работающий Ленин и хохочущий Эйнштейн

В Центре фотографии им. братьев Люмьер открылись две выставки. Первая посвящена десятилетнему юбилею центра, вторая демонстрирует работы американского фотографа Рут Оркин. Обе экспозиции удачно дополняют друг друга.

В первых залах — фактически энциклопедия советской фотографии, 150 винтажных снимков разных периодов. Открывают историю несколько раритетов вроде «Ленина в рабочем кабинете в Кремле» 1918 года Петра Оцупа. За ними следуют классики 1920—1930-х, репортажные снимки Александра Родченко, Бориса Игнатовича, знаменитого фотокорреспондента «Огонька» Александра Шайхета. Вся главная тематика времени — и девушки-спортсменки, и монтажники, и многонациональные труженики, и беспризорники. Все это пока еще свежо, живописно, изощренно по ракурсам, акцентированным деталям, композиции.

В следующем разделе, посвященном войне, художественное начинает уступать место сюжетному, идеологически оправданному, хотя по-прежнему хороши и схваченная камерой собака в противогазе Эммануила Евзерихина, и знаменитый кадр «По дорогам войны» Макса Альперта. Но стоит перейти дальше — в 1940—1950-е годы — перед глазами другая реальность. Она не лишена своей эстетики, но с точки зрения сегодняшней выглядит постановочной с ее достижениями промышленности и сельского хозяйства, счастливыми рабочими и крестьянами и учебником «Родная речь». Тем, может быть, приятнее переступить в раздел 1960—1970-х годов, возвращающий к художественности ранней фотографии, диагоналям, ритму и открывающий интерес к человеку.

Завершается эта прогулка в историю фотографии и страны неожиданно — двумя залами фотографий Рут Оркин. Оркин, названная в свое время одной из десяти лучших американских женщин-фотографов, снимала фактически в то же время — 1930—1980-х, только другую страну. 50 снимков, на которых заснеженная череда машин на улице Нью-Йорка невольно выступает антиподом советских автоконвейеров, уличные пьянчужки — благовидных советских работниц, а хохочущий Эйнштейн или закуривающий полуобнаженный Леонард Бернстайн — сурового Горького или серьезного академика Скрябина.

Собственно Оркин можно посвятить отдельную большую экспозицию — в ее истории работа для ведущих американских изданий, плодотворные путешествия, встречи с многочисленными звездами и даже номинация на «Оскар» за собственный фильм. За шквалом советских реалий все это как-то забывается, смазывается, хотя и остается, наверное, самое главное — умение видеть, искренний интерес к персонажам, свойственная другому континенту свобода, как политическая, так и художественная.

by Юлия Изюмова