РБК Daily: Фотограф Гисберт Ханекроот: «Хороший снимок можно сделать и на очень дешевую камеру»

В Центре фотографии им. братьев Люмьер 23 октября открывается выставка ГИСБЕРТА ХАНЕКРООТА «От АББЫ до Заппы. Рок-фотография 1970-х». В течение десятилетия голландец снял серию фотографий ключевых музыкантов того времени: от Мика Джаггера до Майлза Дэвиса. С Ханекроотом поговорил корреспондент РБК daily ЕГОР АНТОЩЕНКО.

— Вы начали фотографировать из-за любви к музыке?
— Нет, меня в первую очередь интересовала фотография — интерес к музыке родился позже. Мне нравятся Лу Рид, Нил Янг, Бонни Райд, Rolling Stones. Блюз-рок, нечто мелодичное.
— Энни Лейбовиц во время съемки тура Rolling Stones пришлось пуститься во все тяжкие рок-н-ролльной жизни: вечеринки, наркотики. У вас такой опыт был?
— Признаться, меня это мало интересовало. Хотя с Лейбовиц мы как-то работали рядом: снимали один и тот же тур Кроссби, Стиллса, Нэша и Янга в Окленде. Потом я посетил дом Нэша в Сан-Франциско с его огромной студией в подвале… Но что касается вечеринок — этого не припомню.
— Кого из ваших героев было сложнее всего фотографировать?
— Надо сказать, что большинство музыкантов — очень дружелюбные люди, и обычно никаких проблем с ними не было. Начиная примерно с 1974 года рекорд-лейблы стали обязывать их делать фотосессии — это стало частью пиар-компании. Так что они относились к этому как к части своей работы. Самым сложным клиентом был, пожалуй, Лион Расселл — пианист и сонграйтер, который работал с Джо Кокером, Эриком Клэптоном, другими знаменитыми музыкантами. Из-за своей огромной бороды он выглядел слишком старо.
— Фотограф Антон Корбайн начал делать обложки, снимать клипы и даже снял полнометражный фильм про лидера Joy Division Яна Кертиса. Вы не думали о том, чтобы поэкспериментировать в этом?
— Несколько обложек я, кстати, сделал. Самая известная — это пластинка Tonight’s The Night Нила Янга. А фильмы — это отдельная история, я бы не смог этим заниматься.
— Еще Корбайн — большой поклонник пленки и до сих пор ее использует. А вы перешли на «цифру» со временем?
— Да, мне жутко не нравилось работать в темной комнате: здорово, что «цифра» нас от этого освободила. Вообще, все зависит от мастерства фотографа — хороший снимок можно сделать и на очень дешевую камеру. Но лучше снимать на дорогую, если есть такая возможность.
— Почему вы решили отойти от рок-фотографии?
— Во-первых, это довольно тяжелый труд: ты снимаешь по три-четыре вечера в неделю, приходишь домой в 12, засыпаешь в три часа ночи. А во-вторых, я почувствовал, что начинаю повторяться, все-таки сложно снимать концерты в течение десятилетия. Я заинтересовался социальной фотографией: например, мне нравится снимать родителей с повзрослевшими детьми — в их отношениях всегда есть какое-то напряжение, это очень соответствует моему темпераменту. Еще я фотографирую архитектуру — я большой фанат Рема Колхаса, снимаю его здания по всему свету.
— За современной музыкой вы следите? Не хотели бы кого-то из новых героев запечатлеть?
— Слежу, но невнимательно. Я скорее послушаю живьем Лу Рида или того же Нила Янга. Сейчас бы я точно не стал их концерты снимать — им уже не 25 лет, да и мне тоже.