Газета Неделя: Советское фотоискусство в залах “Братьев Люмьер”

Центр фотографии имени Братьев Люмьер на Болотной набережной в Москве, открыл вчера фотовыставку «Советское фотоискусство 60-70х годов».

350 авторских работ известных советских фотографов того времени образно показывают наше недавнее прошлое. За последние двадцать лет страна и люди кардинально изменились (причем не всегда к лучшему), вошло в привычку ругать прошлое, свысока смотреть на «совок». Чем жили люди 40-50 лет назад, как самовыражались в творчестве, можно узнать и прочувствовать в залах фотоцентра. На открытии побывал корреспондент Weekjournal.

Настоящая фотография, как и настоящее вино, тем и отличается, что со временем становится только интереснее и ценнее. Причем не только в историческом, но в коммерческом смысле слова: фотошедевры теперь стоят реальных денег, продаются на аукционах, собираются в коллекции. К сожалению, фотографы 1960-70-х годов об этом не думали, просто не знали и знать не могли, а делали снимки для себя или для редакции.

Отбор истинных произведений фотографии делает время. А еще куратор проекта Наталья Григорьева со своим творческим коллективом. Пятый год они ведут труднейшую исследовательскую работу, собирая фотодокументы эпохи. Найти фотографов, попасть к ним в архив, сделать авторские фотоотпечатки с негатива, описать и систематизировать всё это… «Может быть это и не подвиг, но что-то героическое в этом есть», цитирую известный фильм.

60-70-е годы – это расцвет фоторепортажа в журналистике, появление фотоклубов, массового фотолюбительского движения. Малоформатные недорогие фотоаппараты и доступная всем фотопленка сделали фотографию еще одним важнейшим из искусств. Фотография для многих тогда стала настоящей отдушиной, оттепелью в условиях идеологического прессинга.

«Готовя это проект, мы выбирали знаковые фотографии, определяющие авторский стиль, художественный почерк каждого фотографа, своеобразные эмблемы своего времени. Это позволяет нам с уверенностью сказать, что данное собрание будет диктовать стиль фотографических коллекций – музейных или частных, – ориентированных на этот период фотоискусства»,- говорится в аннотации к выставке.

Участник фотовыставки, известный фотограф Александр Гращенков так прокоментировал свои впечатления от увиденного на стендах газете “Неделя”.

Это живая история. Прежде всего история отечественной фотографии в один из самых интересных моментов ее развития. Правда, в основном здесь представлены работы ведущих советских фоторепортеров московских изданий и агентств. Журналистская фотография, особенно в тот период, всегда находилась под зорким контролем партийной цензуры. Поэтому для меня особенно отрадно увидеть те работы, которые авторы снимали для себя, в свой личный архив, пряча их от посторонних глаз. Стукачей в редакциях хватало…

Какие творческие процессы характерны, на Ваш взгляд, для фотографии того периода?

Для меня то время запомнилось как переход от постановочной фотографии к более живой, репортажной, где допускались такие «грехи» как смазка изображения, раскованная композиция, юмор. Более смелыми в этом отношении  были фоторепортеры АПН, журналов «Советский Союз», «Огонек»… Газета «Правда» этого себе позволить не могла. Фоторепортеры часто выходили из фотоклубов типа «Новатор», где свободы было куда больше, но на них оказывал влияние такой партийный законодатель мод как журнал «Советское Фото».

Вы, видимо, тоже вышли из этой шинели?

Конечно. Потом журфак МГУ довершил «мое воспитание». Но в семидесятые появился в нашем темном царстве светлый луч: в Москве заговорили о Картье-Брессоне. В кино тоже «пошел процесс» – фильмы Киры Муратовой, Отара Иоселиани, Андрея Тарковского. Всё это не прошло мимо меня как фотографа.

В то время полнокровной жизнью жили творческие союзы. Например в Союзе журналистов СССР существовала фотосекция «Клуб Юпитер», где устраивались творческие отчеты и фотовыставки, кипели нешуточные страсти, заливавшиеся потом холодным чешским пивом в легендарном пивбаре. Всё это было ужасно интересно, но имело и обратную сторону медали. Критерии оценок фотографии унифицировались, награды на конкурсах получали очень похожие друг на друга работы на тему «Человек труда».

А разве в социалистическом лагере могло быть иначе?

Скорее как исключение… Свежо повеяло из Прибалтики, помню широкоугольник Александра Мацияускаса сильно меня тогда впечатлил. Гуру той фотоэпохи – Всеволод Тарасевич – неутомимо пытался сделать что-то новое сам и углядеть талантливую молодежь. Это он притащил в АПН Владимира Сёмина из Петрозаводска. Он тогда был пожалуй первым, кто стал работать в стиле социальной фотографии группы «Магнум». Для партийной фотожурналистики это было как красная тряпка для быка.

Жаль, что он не представлен на этой выставке…

Да, пожалуй, ему здесь и не место. Ведь этот проект показывает те тенденции, которые преобладали в фотографии данного периода, а Семин со своим социальным репортажем был как исключение, его время придет только в середине 80-х.

Расскажите, немного о своих фотографиях в этой экспозиции…

Вот одна из моих любимых: «После смены». Конец семидесятых. В городе Норильске я ехал в городском автобусе, мимо металлургического комбината. Рабочие после смены штурмовали пивные автоматы. И тут мне в глаза бросилось выражение абсолютного счастья на лицах двух друзей, приготовившихся сделать первой глоток волшебного жигулевского. Через форточку автобуса я успел нажать кнопку два раза.

«Долганка» и «Колхозный бригадир» сделаны в Сибири. Есть такие пространства на Земле, где всё как бы специально создано для фотографа с черно-белой пленкой… Лирическая зарисовка «А хочется любви…» получилась случайно в одном маленьком грузинском городке. Такую фотографию не придумаешь, она как стих приходит сама. Её даже можно и не заметить сразу, пока не пройдет время и расставит свои акценты.

error: Content is protected !!